Беседа с политологом Зеэвом Ханиным  


Зеэв Ханин – ведущий израильский политолог и социолог, ранее работал главным ученым Министерства абсорбции, ныне профессор Ариэльского университета и один из руководителей Института евро-азиатских еврейских исследований в Герцлии. Недавно профессор Ханин побывал с лекциями в Киеве, где и состоялась эта беседа.

– Зеэв, начнем с вопроса, который часто задают те, кто решил совершить алию. Может ли пожилой репатриант сегодня прожить в Израиле на одно пособие – 2800 шекелей?
– Это зависит от того, к какому уровню и качеству жизни привык человек. Такие деньги однозначно позволят не умереть с голоду и не остаться без крыши над головой. Скорее всего, в рационе такого человека не будет дорогостоящих продуктов, но это будет нормальная еда без излишеств. Он сможет снять скромное жилье, правда, без больших шансов когда-либо получить жилье социальное. Оставшихся денег хватит на лекарства – там есть серьезные скидки. По опыту собственной тетушки могу сказать, что ей хватало денег время от времени делать мелкие подарки внукам и племянникам и раз в год куда-нибудь ездить. Причем внутри страны путешествовать дороже, чем за границу, – такой вот израильский парадокс.
Но если человек привык жить по стандартам среднего класса, то этого не получится. Однако больше проблем возникает не у тех, кто ни дня в Израиле не работал и просто получает пособие по старости, а у тех, кто все же поработал, но для получения полноценной пенсии этого стажа не хватило. Вот тогда уровень жизни ощутимо снижается.
Но надо сказать, что в действительности дела обстоят не так печально, как это выглядит в русскоязычной информационной среде. Правительство старается решить эту проблему, и в последние годы происходит серьезное движение в этом направлении. Есть объективный психологический момент: человек привык сравнивать себя с теми, кто живет лучше, а не с теми, кто живет хуже. Недавно мы проводили социологическое исследование о жизни русскоязычных пенсионеров, и его общий итог можно выразить фразой: «Все отвратительно, но жить можно». Это вопрос эмоционального отношения. Если реально – то жить можно.
– Бытует мнение, что премьер-министр Биньямин Нетаньяху в погоне за коалицией в Кнессете вновь пойдет на поводу у клерикалов. И они потребуют чего-то такого, чего, наверное, не надо было бы давать, включая освобождение иешиботников от службы в армии. Насколько, на ваш взгляд, такое мнение корректно?
– Прежде чем ответить на ваш вопрос, я замечу, что жизнь в оппозиции имеет свои преимущества. Там ты свободен от многих обязанностей членов коалиционной фракции, и будучи, например, депутатом от левых партий, можешь приезжать в Киев и рассказывать всякие истории. Но это реплика. Что же касается ультрарелигиозных политиков, то они не получают от сегодняшнего руководства чего-либо такого, что им не дали бы представители левых фракций, если бы они формировали правительство. Лидеры ультрарелигиозных партий всегда были удобны тем, что у них нет персональных амбиций, никто из них не намеревается стать премьер-министром. У них есть свое представление о том, как должен решаться арабо-израильский конфликт, но не это для них главное. Для них важны пособия учащимся иешив, социальное обеспечение многодетных семей, возможность вести тот образ жизни, который они считают правильным. Поэтому они являются желанным партнером в любой коалиции. И сегодняшние разговоры о том, что премьер «продал страну ультрарелигиозным», в другой ситуации звучали бы и в адрес других политиков. Такая ситуация будет продолжаться и дальше, потому что речь идет о гражданах страны – таких же, как арабы, выходцы из Эфиопии, русскоязычные и т. д.
Израильская модель либеральной демократии предполагает наличие прав не только у отдельных граждан, но и у их корпоративных сообществ. Государство берет на себя функции сохранения их образа жизни, что ужасно раздражает представителей других сообществ. Особенно когда ущемляются их права. Это становится фактором политического процесса. Но если вы поговорите с представителями религиозного сектора, они тоже вам пожалуются на ущемление своих прав. Поэтому я бы не преувеличивал все, что говорится по этому поводу. Да, конфликт между государством и религией, точнее между светским и ультрарелигиозным населением – это в большей степени схема политического описания расстановки сил. Можно говорить о противоречиях между сионистским большинством, для которого более важными являются вопросы внешней политики и национальной безопасности, чем традиционного образа жизни, и несионистским меньшинством, куда относятся арабы, некоторые ультраортодоксы и часть ультралевого светского населения.
– Израильские выборы интересны тем, что там постоянно появляются партии, так сказать, одного созыва. Они что-то выигрывают на волне критики других партий, отбывают одну каденцию, проигрывают следующие выборы и исчезают. Чем вы объясните такое явление, не характерное для стран «старой» демократии?

Беседовали М. ФРЕНКЕЛЬ и И. ЛЕВЕНШТЕЙН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь