Пять лет назад ушел из жизни архитектор, писатель, еврейский общественный деятель Леонид Левин  

Его многогранная жизнь – как солнечный луч среди облачной хмури. Как бы плотно ни обступала, пробился. Не мог не пробиться. Талант и целеустремленность свое дело сделали. А испытаний выпало предостаточно.

Детство перечеркнула война
Родился в 1936-м в Минске. На второй день войны – бомбежки города. Детская память сохранила страшный грохот, дома в огне, трупы на улицах... Потом – стук вагонных колес и с ним – уже выстраданное: дальше, дальше от войны! Трехнедельная изнурительная дорога. Киргизия, рабочий поселок Кара-Балты. Горы, раскаленное небо, раскаленный песок, бараки для эвакуированных. В одной комнате размещены несколько семей. Взрослые днем и ночью работают на химфармзаводе, а дети – одни. Днем еще ничего, а ночью страшно. В соседнем бараке банда вырезала семью…
Первая большая радость – письмо от отца с фронта. А вскоре – болезнь матери и ее внезапная смерть.
Тетя Маша заменила ему мать. Уже в начальных классах школы потянулся к рисованию. Срисовывал картинки из детской книжки «Три поросенка». Все с чего-то начинается…
После войны вернулись в разрушенный Минск. Вернулся и отец, бывший командир роты, дважды раненый, отвоевавший две войны с Германией и Японией.

«Стол не без добрых рук»
Несмотря на все житейские передряги полуголодных послевоенных лет, среднюю школу Лёня окончил с золотой медалью. Уже вызрела мечта, кем быть. Подал заявление в Белорусский политехнический институт на факультет архитектуры. Но уже зловещим топором, отсекающим воплощение мечты, завис проклятый «пятый пункт»: еврей, знай свое место!
Спустя многие годы в своей книге «Хатынь» напишет: «Кабинет ректора института Дорошевича. Угрюмый и темный. У дверей этого кабинета ты кажешься маленьким, незащищенным, одиноким. Длинный стол, где комиссия, которая ведет с тобой собеседование. Неприступный бритый ректор. Члены комиссии в твоих глазах – древние старики. Ты на краешке стула, взмокший от волнения. У тебя – золотая медаль и рисунок, сданный на пятерку. У них – руки, лежащие на этом темном длинном столе. В этих руках моя судьба.
– Левин Леонид Менделевич, – бьют меня моей фамилией, именем и отчеством. – Вы не принимаетесь на архитектурный факультет. Пишите заявление на торфяной, и завтра вы зачисляетесь студентом института.
Нечто лишнее появилось в глазах. Но стол не без добрых рук...»
В комиссии нашлись двое (Леонид запомнил их фамилии: Воинов и Заборский), переступивших через «пятый пункт». Благодаря им его фамилия появляется последней в списке зачисленных на архитектурный факультет.

На взлете
Нет, не ошиблись те двое. Уже будучи студентом, он проявил себя как творческая личность, выбрав именно ту профессию, в которой в полной мере мог проявиться его талант.
Успешно окончив институт, с 1960-го работал в Институте «Минскпроект», пройдя там путь от рядового архитектора до руководителя мастерской по застройке центра Минска. По его проектам пoстроены многие здания, одна из станций метро, выставочный павильон ВДНХ в Минске и многое другое. Уже тогда проявилось его тяготение к увековечению памяти о минувшей войне. Здесь он активно действует в творческом содружестве с единомышленниками.
31 октября 1967-го в газетах сообщение: «Звание лауреатов республиканского конкурса 1967 г. присвоено архитекторам Л. М. Левину и В. П. Занковичу, скульпторам А. А. Аникейчику и Г. И. Муромцеву за создание серии памятников и мемориальных знаков, установленных на территории республики, увековечивающих подвиг народа».
На этом творческом взлете уже отчетливо проявилось стержневое нравственное качество Левина: порядочность. Некоторые высокопоставленные деятели, пользуясь своим служебным положением, приписывали себе мнимые заслуги в научных изысканиях, причисляли себя к победителям творческих конкурсов и таким образом получали ученые степени и столь же престижные звания лауреатов. И вот однажды председатель Союза архитекторов Эдуард Демидов приглашает к себе Левина и делает предложение... Союз архитекторов определил список участников заказного конкурса по созданию памятника сожженной деревне Хатынь. Так вот... Если он, Демидов, будет включен в их творческий коллектив вместо... (и называет фамилию), то шансы на победу в конкурсе значительно возрастут.

Михаил НОРДШТЕЙН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь