Преступника, как утверждал Шерлок Холмс, тянет на место преступления. Так что нет ничего удивительного в том, что 10 декабря канцлер ФРГ оказалась в Марракеше. Она была там чуть ли не единственным политиком столь высокого ранга – большинство из 164 государств, поддержавших Глобальный пакт ООН по миграции (см. «ЕП», 2018, № 9), прислали на международную конференцию чиновников не слишком высокого ранга. Однако Меркель не смогла отказать себе в удовольствии лично присутствовать при завершении затеянной ей спецоперации.
Возможно, о том, что именно Меркель была в числе инициаторов пакта, мы бы и не узнали, если бы об этом в запале не проговорилась «камерад Луиза» – левачка и антиамериканистка Луиза Арбур, бывшая комиссар ООН по вопросам прав человека, а ныне спецуполномоченная ООН по вопросам международной миграции. Столкнувшись с растущим политическим сопротивлением пакту в Европе, она поспешила в Германию, где направо и налево раздавала гневные интервью в защиту своего детища. В одном из них она и сообщила: «Инициатива исходила из Европы после кризиса 2015 г.». Конечно, это еще не прямое указание на Меркель, но когда ее ведомство и МИД отказались уточнить информацию, все сомнения развеялись. А когда было сообщено, что в работе над пактом наряду с МИДом принимало участие МВД, то стало ясно невообразимое: в то время как глава ХСС Хорст Зеехофер строил из себя законника и инсценировал конфликт с Меркель из-за ее иммиграционной политики, его министерство прилежно трудилось над воплощением этой политики в жизнь.
То, что началось со лжи и продолжалось ложью, ничем иным оказаться и не могло. Тем более убедительной старалась быть Меркель в своей речи. Но она лишь вновь подтвердила все те опасения, которые ранее высказывали критики катастрофического документа.
Ложью дышала чуть ли не каждая фраза. Скажем, канцлер ФРГ заявила: «Сегодня очень важный день. Ведь мы впервые на глобальном уровне достигли всеобъемлющей политической договоренности о миграции». Словарь определяет договоренность как «вид дипломатического соглашения сторон без детализации и юридического оформления». И даже германское гражданское право рассматривает договоренность как форму обязательства. Хотя в 31-страничном документе слово «обязуемся» встречается 89 раз, как Меркель, так и прочие адепты пакта подчеркивают, что он не носит юридически обязывающего характера (у канцлера даже вырвалась абсолютно идиотская фраза: «Пакт юридически ни к чему не обязывает, и поэтому Германия его поддерживает»). В том, что это ложь, сомнений нет. Уже не раз бывало так, что политические декларации, которые правительство воспринимало как руководство к действию, в последующем трактовались судами в качестве признаков так называемого «права привычки» и объявлялись юридическими нормами. Недавно мы могли наблюдать, как в Катовицах прежде «необязательное» Парижское соглашение по климату превращается в свод юридических документах. А уже через день после Марракеша Европарламент принял резолюцию о том, что европейские государства для защиты «беженцев» от излишних рисков должны выдавать им визы в третьих странах, чтобы они могли легально, без помощи контрабандистов, попадать в Европу, чтобы попросить там убежища.
Еще на раннем этапе это поняли руководители США и Венгрии, отказавшиеся поддержать разрушительную деятельность ООН и Меркель. Позже к ним присоединились другие страны – Австрия, Норвегия, Дания, Нидерланды, Швеция, Греция, Италия, Польша, Чехия, Словакия, Болгария, Хорватия, Словения, Латвия, Украина, Израиль, Канада, Австралия, Бразилия, Чили, Китай, Япония, Южная Корея и др. Что не помешало Меркель заявить о чуть ли не всеобщей поддержке ее инициативы. Точно так же она, говоря о рассмотрении пакта в Бундестаге, соврала даже дважды: о его своевременном и глубоком рассмотрении парламентом (дебаты по этому вопросу прошли лишь недавно под большим общественным давлением, а почти 60 петиций противников пакта Бундестаг до последнего отказывался обнародовать на своем сайте под предлогом заботы от «общественном согласии») и широкой поддержке (реально за пакт проголосовали лишь 372 из 666 принимавших участие в пленарном заседании депутатов).
Сейчас ведется много споров о побудительных мотивах инициаторов миграционного пакта. Одни уверены, что за ним стоит желание наводнить развитые страны дешевой рабочей силой. Другие полагают, что дело не только в демпинге зарплат, но и в стремлении создать новую электоральную базу зависимых от государства, а потому голосующих преимущественно за левых. Третьи выдвигают версию о том, что, подобно подписывающим пакт человеконенавистническим диктаторским режимам, которые заботятся о полировке своего имиджа, Меркель затеяла эту историю, чтобы задним числом создать оправдание своим катастрофическим для Германии действиям в 2015 г.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь