Беседа с замдиректора Центра Симона Визенталя раввином Абрахамом Купером  

– Мы с вами беседуем в Лос-Анджелесе. Вы недавно вернулись из Германии. Что вы там делали?
– Я провел три дня в Берлине, потому что, похоже, мы находимся на распутье, если говорить о будущем Германии, и еврейская община сталкивается с многочисленными вызовами. Мне хотелось почувствовать политические перемены, познакомиться с некоторыми людьми, встретиться с ведущими политиками из рядов «зеленых», СДПГ и консерваторов. У меня также была трехчасовая беседа с нашим феноменальным послом в Берлине Риком Гренеллом, который, по моему мнению, является там «секретным оружием».
– Каковы, на ваш взгляд, наибольшие вызовы для еврейской общины и германо-израильских отношений?
– Что касается еврейской общины, то у нас есть три области, вызывающие глубокую озабоченность.
Во-первых, это традиционные нацисты, неонацисты, правые экстремисты, ксенофобы и ультранационалисты. Их активность является частью общеевропейской тенденции, но к Германии или Австрии, понятно, внимание особое.
Во-вторых, мы имеем дело с массовым притоком арабов и мусульман, которые привезли с собой багаж из своих антисемитских обществ. Это не только антиизраильские настроения, но и антиеврейские. Они представляют собой проблему для германского общества, причем не только для евреев. Этим людям предстоит перестроиться во многих отношениях: как относиться к женщинам, к тем, кто исповедует другую религию или не исповедует никакой. Нас беспокоит, что многие молодые мусульмане дома слышат только негативные отзывы об иудеях. Они живут в окружении, где «еврей», возможно, самое грязное ругательство.
Третья проблемная область, существование которой Германия, на мой взгляд, с большим трудом признает и уделяет ей недостаточное внимание, это антисемитизм, идущий слева. Десятилетиями левые недоумевали: «О чем вы говорите? Мы придерживаемся либеральных и прогрессивных взглядов, в то время как нацисты – крайне правые. Как вы можете обвинять нас в антисемитизме?». Между тем на основе серьезных опросов мы знаем, что более 150 млн европейцев считают, что Израиль поступает с палестинцами так же, как нацисты поступали с евреями.
– В Германии, в том числе и среди членов правительства, наблюдается тенденция приравнивать исламофобию и антисемитизм. Насколько это верно?
– Следует быть честными в определении исламофобии. Если речь идет о критике людей, ссылающихся на ислам для легитимации своей деятельности, то я нахожу это проблематичным. Есть люди, которые ненавидят мусульман, хотят изгнать их из Германии, запретить их священные книги и совершить прочие ужасные поступки. Важно, чтобы правительства во всем мире следили за ситуацией и принимали соответствующие меры. Но приравнивание антисемитизма и исламофобии я бы назвал неудачной шуткой, если бы проблема не была столь серьезной.
В одном из федеральных земель ФРГ, где ведется сбор статистических данных о преступлениях на почве ненависти, признали, что в тех случаях, когда полиция не уверена в том, кто виновник подобных преступлений, она приписывает их неонацистам. Такой подход помог искусственно сократить зафиксированное число инцидентов, виновниками которых были мусульмане.
Еще один момент, лежащий на поверхности… Я думаю, многие немцы надеялись, что прием в Германии такого количества мусульман и арабских мигрантов, в то время как многие другие страны говорили «нет», поможет созданию более привлектельного имиджа «Германии XXI века». Что Германия будет ассоциироваться с этим гуманитарным жестом, несмотря на связанные с ним «незначительные проблемы». Это означает, что в Германии имеется много сил, которые не хотят концентрироваться на самой проблеме, а говорят: «Точно так же, как мы противостоим антисемитизму, мы будем бороться и с исламофобией». И я думаю, что важнейшая задача уполномоченных по борьбе с антисемитизмом, наряду со сбором весьма важных статистических данных, – напомнить сегодняшней Германии, что она должна пройти этот тест «лакмусовой бумагой» антисемитизма. Она не может отмахнуться от этой темы. И пусть избавит нас от очередных памятников погибшим евреям, если не готова уважать и защищать живых.
Примерно пять лет назад в Берлине, у Бранденбургских ворот, прошла демонстрация против антисемитизма, в которой принимала участие канцлер Меркель. Я прибыл в Берлин ночью того дня. Меня интересуют не официальные мероприятия, а решение проблемы. На следующий день я встретился с тогдашним министром юстиции (и нынешним главой МИДа. – Ред.) Хайко Маасом. Еще за пять лет до нынешней эскалации антисемитизма я сказал ему, что у меня есть лишь один вопрос: что Германия намерена делать с антисемитским багажом, с которым многие иммигранты прибывают в страну. Он не смог мне ничего ответить.
Когда я следующий раз попросил о встрече, мне пришлось дожидаться ее год. Тогда Маас пришел с шестью адвокатами. Так поступил человек, который публично заявил, что уроки Освенцима побудили его пойти в политику! Сопоставив все эти данные, вы получите объяснение, и не только в области внутренней политики. Правда и то, что Маас является главным сторонником тесных отношений с Ираном.
Важно также, что речь идет не только о политиках, но и о СМИ, которым нужно подносить зеркало, напоминая о недавней тенденциозности освещения ими тех или иных событий. СМИ, как и все мы, неохотно признают свои ошибки. Это не без их помощи в германском общественном сознании укоренилось негативное отношение к «великому, зловещему Израилю», который якобы убивает палестинцев и других арабов...

Беседовала Орит АРФА
Сокращенный перевод с немецкого, оригинал – на сайте: www.achgut.com

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь