Май 31, 2019 – 26 Iyyar 5779
Держиморды и Холокост

image

Брянские чиновники ополчились против изучения истории уничтожения евреев  

«Услужливый дурак опаснее врага», – учил дедушка Крылов в басне «Пустынник и Медведь». А ретивый, не в меру «держимордистый» чиновник от культуры (точнее, от бескультурья) областного разлива, который уверовал, что его слово, высказанное оппоненту в виде одергивания, окрика, – истина в последней инстанции, и который на поверку льет воду на мельницу фальсификаторов исторической науки? Разве он не опаснее врага, как услужливый дурак из той басни?..
О чем эта преамбула?
В одном своем фейсбучном посте я рассказал о добросовестной коллеге из России, историке-архивисте, имя которой не решился назвать, поскольку боялся усугубить ее положение, – областные чиновники стали буквально преследовать, третировать ее за попытку высказать объективную, научную точку зрения, с использованием сохранившихся архивных документов, на события 75-летней давности, героические и трагические одновременно, произошедшие в конкретном российском регионе, области, в контексте понятий «Великая Отечественная война», «Вторая мировая война», «нацистский оккупационный режим», «коллаборационизм», «Русская освободительная народная армия», «антисемитизм», «Холокост».
Жесткий прессинг со стороны областных чиновников и запреты, разрушающие такие понятия, как свобода слова и профессиональная этика, т. е. действия, которые можно назвать одним словом – травля, вынудили коллегу начать действия в свою защиту. Она вынуждена защищать себя как профессионал, как личность, отстаивать свое конституционное право на свободу слова.
Именно поэтому уже приходится говорить о ней открыто. Ее зовут Екатерина Деревянко, она – историк, место ее работы – Государственный архив Брянской области. У непросвещенных географическое название ассоциируется с понятием «партизанский край в годы Великой Отечественной». Или Второй мировой – это кому как. Но это не только партизанский край. И речь здесь не только о героизме, но и о коллаборационизме, то есть о сотрудничестве местного населения с немецкими оккупантами. Поселок Локоть стал центром такой вот Локотской республики, которая с момента прихода нацистов превратилась в некое образование с самоуправлением, разумеется, «без евреев и коммунистов».
Заслуга Екатерины Деревянко (прошедшей, кстати, стажировки по теме Холокоста за рубежом, в частности в израильском институте «Яд ва-Шем» и в берлинском Доме-музее Ванзейской конференции) в том, что она на архивных (а в брянском архиве сохранился большой массив документов того периода) данных в своей статье «История Локотского самоуправления в документах Государственного архива Брянской области: опыт систематизации и изучения» (статья имеется в открытом доступе в интернет-издании «Новые исторические перспективы: от Балтики до Тихого океана», размещена на портале cyberleninka.ru) попыталась – и, надо сказать, успешно – воссоздать картину повседневной жизни этого очага коллаборационизма. И тут же была обвинена в… «отсутствии патриотизма».
Екатерина Деревянко: «В данной статье я привожу факты из истории Локотской республики, основанные на документах архива. Ее цель – разобраться, почему такое образование коллаборантов появилось в оккупированных районах Брянщины и соседних областей, почему оно стало жизнеспособным, как функционировало, на чем основывалось».

Григорий РЕЙХМАН
Автор – историк, журналист, много десятилетий связан с темами истории Второй мировой войны и Холокоста

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь