Май 31, 2019 – 26 Iyyar 5779
Взрывоопасная Эмма

image

К 150-летию со дня рождения «самой опасной женщины США» – анархистки Эммы Гольдман  

Сто лет назад имя Эммы Гольдман было в Америке столь же на устах, как сегодня имена Джулиана Ассанжа или Дженнифер Лопес. Ее зажигательные выступления собирали тысячи людей. Одни называли ее новой Жанной д’Арк и защитницей угнетенных, другие – Красной Эммой, верховной жрицей анархии, экстремисткой. В наше же время она изрядно подзабыта, а большинству русскоязычных читателей и вовсе неизвестна.

Казарма вместо дома
Все мы родом из детства – полагал Антуан де Сент-Экзюпери. И судьба Гольдман тому пример. Уже там явственно просматриваются истоки ее мировоззрения и многих действий.
Эмма родилась 27 июня 1869 г. в Российской империи, в Ковно (ныне Каунас, Литва). «Большая казарма вместо дома, где гремел злой голос отца» – так вспоминает она ранний этап своей биографии. Во время вспышек гнева отец избивал ее и сестер плетью, был суров с матерью. «Сколько себя помню, дома я задыхалась, а присутствие отца внушало ужас». Мать была менее жестока с детьми, но и «никогда не выказывала особенной теплоты». Спасала лишь любовь и преданность сестры Елены, с ней были связаны нечастые радости детства.
Эмме пришлось рано бросить учебу и начать тяжело работать: на фабриках, в магазине, дома… Когда ей исполнилось 15 лет, отец решил выдать ее замуж. Эмма же умоляла разрешить продолжать учебу. Однажды отец в бешенстве швырнул учебник французской грамматики в огонь, крича, что девушкам не нужно учиться, а еврейской женщине достаточно знать, как приготовить фаршированную рыбу, тонко нарезать лапшу и нарожать мужчине побольше детей.

Американское разочарование
Стремясь избавиться от деспотизма отца, она в 1885 г. уезжает с сестрой в США. «Внезапно появилась из тумана статуя Свободы… символ надежды, свободы, возможностей! Она высоко поднимала свой факел, чтобы осветить путь в свободную страну, в прибежище для угнетенных со всего мира… Мы были полны радости, в глазах стояли слезы».
Но жизнь в Америке сразу же принесла разочарование: пришлось столкнуться с враждебностью, грубостью, равнодушием чиновников. Эмма быстро включилась в реальность будней: более 10 часов в день шила пальто, получая 2,5 долл. в неделю. Изматывающая, бесконечная рутина и зверь-начальник. Потом были другие места изнуряющей работы. Вышла замуж, но через год развелась.
Удручала скука, вечные разговоры вокруг о деньгах и делах. Хотелось служить благородным идеям. Еще в России она однажды увидела, как били полуголого человека: «Тело в крови, душераздирающие вопли, искаженные лица жандармов и резкий свист опускающегося кнута». Так формировалась ее ненависть к жестокости, к властям, в дальнейшем подкрепленная чтением Чернышевского и сообщением об убийстве Александра II. «Нигилисты стали для меня героями».
В США это настроение усиливалось; возмущала бездна, лежащая между особняками 5-й авеню и лачугами Ист-Сайда. Эмма увлеклась модным тогда учением анархизма. Особенно после известных событий в Чикаго в 1886–1887 гг., родивших праздник 1 Мая. Тогда четверо анархистов по решению суда были повешены, а один покончил жизнь самоубийством. «Их смерть подарила мне жизнь. Я посвящу себя их памяти, их делу», – решила Эмма.
Большое идейное влияние на Гольдман оказали два человека: американский анархист немецкого происхождения, редактор и пламенный оратор Иоганн Мост, а также сверстник Эммы, выходец из России, еврей Александр Беркман, ставший ее большим другом и любовником...

Александр КУМБАРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь